Поэзия | Проза | Галерея | Биография

Равнодушной


                        Будет время, и ты скажешь:
                        "Дано сердце, чтоб любить!"
                        (Старая песня)


Скажи, красавица жестокая моя,
Ужель всю жизнь свою ты обрекла бесстрастью?..
Ужель, презрением полна к земному счастью,
К небесной радости парит душа твоя?
Иль клятву ты дала в борьбе тяжелой, вечной,
С очарованием, с надеждой, с чувством быть,
Не знать волшебных уз взаимности сердечной
И человеческой любовью не любить?..
Из благочестия ты сердце молодое
Мгновенно обмануть могла своей мечтой...
Страшись, чтоб некогда раскаянье живое
Вдруг не разрушило непрочный твой покой!
Мой друг, мне жаль тебя, ты молода, прекрасна,
С душой чувствительной, ты дышишь для любви,
Тебе ль во цвете лет, ошибкою ужасной
Безжалостно, навек убить права свои,
Проститься с счастием... погибнуть для земли...
Нет!.. верь, бог милости, бог пламенных молений
Не принял робкого обета твоего!
Верь, жертва слез твоих, постов и треволнений
Противна благости вселюбящей его!..
Не он ли создал нас, чтоб кротостью, терпеньем
Посланье ангелов в быту земном свершать?..
Не он ли нам велел быть миру утешеньем,
Мужчине гордому путь трудный облегчать
И от житейских смут в нем сердце охранять?..
Не он ли одарил нас пламенной душою,
Нам сердце, чувство дал, явил в нас благодать,
И в ум нам дар вложил, как верой и мольбою
Отступников ума с святыней примирять?..
Так!.. мы посредницы меж божеством и светом,
Нам цель творить добро, нам велено любить,
И женщина, любовь отвергнувши обетом,
Не вправе более сестрою нашей быть!..
Ей темный монастырь!.. Ей жребий закелейный!..
Ей гроб, но с думами, с тревогою, с тоской!..
И горе, горе ей, коль образ чародейный
Под черным клобуком сдружен с ее мечтой,
Под черной мантией волнует ум младой!..

Но ты!.. нет, тот удел не будет твой, друг милый,
Сроднишься с нами ты, придешь убеждена,
От сердца руку дашь, и этот лед унылый,
Нас разделяющий, ты разобьешь сама!..
Теперь, признаться ли?.. я от тебя скрываю
Что мыслю, что люблю неопытной душой;
Боюсь упрек твой внять, судью в тебе встречаю,
Излишней пылкости стыжусь перед тобой,
О! как мне высказать тебе свой сон любимый?
Как чувства жаркие бесчувственной открыть?
Как перелить огонь души неукротимой
В ту грудь, где нет огня... нет сердца, может быть?..
Когда, собравшись в круг, мы бредим и мечтаем,
Когда мы разговор заводим о страстях,
Иль огненный роман втроем тайком читаем,
Иль ищем отклика себе в чужих стихах,
И перед нами ты, с усмешкою укора,
Вдруг явишься,- горда холодностью своей,-
Как страшны нам тогда презрительные взоры
И приговор немой потупленных очей!..
И вот, мы вдруг молчим, ты царствуешь над нами
Примером, мнением, влиянием своим,
И тишиной лица, и строгими речами!
Как православный гнев пристал чертам твоим!..
Но знай: в душе твоей таится искра чувства...
И вспыхнет, загорит, и поздно, может быть,
Заметишь ты пожар!.. Его не потушить
Ни силой разума, ни властию искусства!..
Страшись: придет твой час, и будешь ты любить!

написано в 1830 году


Если Вы обнаружили ошибку в тексте или неточность в дате написания стихотворения сообщите нам воспользовавшись обратной связью


Евдокия Ростопчина